суфлер

ИДЕЯ НА ПРОКРУСТОВОМ ЛОЖЕ


Smashwords
(кликнуть)
Стрелка_вниз
rotas



Т Р А Н С Ц Е Н Д Е Н Т А Л Ь Н Ы Й   Д И З А Й Н  ]


Организованные сценически пространство и время: символический К р у г.  С в е т — познания человечества, вне которого необъятное невежество последнего. Бесконечность осмысливается в картографических проекциях Земного Шара, извнутри Колеса предельного радиуса, по ободу маркируемого памятными историческими датами (хронология).

Хронотоп  в р е м я п р о с т р а н с т в а  упорядочивается и актуализуется Машиной Текста (Стола и Полка— в сценической свертке), которая вписывается в континенты (декорация) и на фоне общемировом неким образом являет окно исчезающей культуры — К Н И Г У (метрические габариты позволяют этот же реквизит использовать под Э К Р А Н для информации и с целью рекламы).


Точные приборы и устройства
Розыгрыш лотереи, викторина здесь не предвидится; КВН, дебатов о политике и т. п. шоу, включая проповеди, — также ничто не предвещает. О том говорят представленные на Столе предметы, заведомо специаль­ного назначения. Именно, при оцветовке устойчивого крона, прямо напротив определенно угадываются, некоторым образом, точные приборы.

Как-то: в господствующих горизонталях поверхности впечатляет, вместилище с нефтяного отлива субстанцией наполнения и габаритов внушительных; приложенный к тому инструмент, при достаточной степени свободы и подстать грандиозный, в мыслимом сосредоточении мнится острием и, по рассмотрению применения, причастен к сосуществующей субстанции.
И, наконец, поблизости от
Стола, в обратной перспективе Полки при качественной технологии воплощения как звука и светомузыки интеллектуальное устройство, являет округлости отполированных узлов магнетического действа собственно фонтанирующего Рога Изобилия, сводящего горизонтали и вертикали на себе.

Collapse )
Стрелка_вверх

НЬ

ГОГОЛЬ НОБЕЛЬ



аверное, многие мечтают о собственной книге.
Вместе с тем бытует предубеждение, будто писательство предполагает некий талант или хотя бы некоторые средства. Автор данного Проекта, не имея ни того, ни другого, ни даже специального образования, однако задался самой практической задачей и затем с последовательной настойчивостью решает. Надо заметить, что небезуспешно.
Занять в литературе подобающее место, при должном старании, способен каждый!

Естественно и желание поделиться с благодарным читателем; как и нас в свое время классики в пере наставляли. — Такой жанр в современной словесности, безусловно, есть вызов и даже в какой-то степени «пощечина общественному вкусу». Настоящий опыт в том и убеждает настолько, что наверняка будет по достоинству оценен современниками, в виду несомненно широкого востребования.


Collapse )


Коробочка

шк

Computare Spirit

КОМПЬЮТЕРНЫЕ ДУШИ

Опыт квазинаучного исследования
псевдонаучного учреждения.

Компьютерные души. [ Том I. Часть I ].

Collapse )






ВСТУПЛЕНИЕ
«Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо!»
«Мертвые души». Том первый, глава первая.

Нынче в Институте Киберматики… Кибермантики?!
Да, пусть зазнавшиеся эрудиты ворошатся в своих энциклопе­диях, в словарях-справочниках барахтаются без понятия, пере­ворачивая подряд все что?—где?—когда? — ни киберматики, ни кибермантики там не найдут. И стоит ли тому дивиться… Институт, да целый институт, не открывается без базы для про­филя соответствующего, — негде и заняться созданием таковой, кроме как в профильном научном учреждении, укомплектован­ном самым необходимым оборудованием, при соответствующих штатных единицах. Парадокс, скажите? Ничем не хуже всех остальных: чтобы в какой-нибудь науке нечто открыть, надо сперва открыть эту самую, а не другую какую-нибудь науку.
Collapse )

Проникнем и мы туда — под вспученное, застылое, в себя само перетекшее объемно вылитое и вот окаменевшее, изворотливой тягучестью воображаемых форм, нависнув над вздутыми s-по­добными консолями — под этот архитектурный слепок коллек­тивного бессознательного в массивном обрамлении, сквозь хруп­кий стеклянный подъезд приземистого корпуса, облицованного желтым туфом и еще каким-то розовым известняком, внутрь параллелепипеда, странным образом прилепленного к остову главного корпуса, взмывшему под облака.
Круто, громоздясь один на другой, ряды кресел взбираются по головокружительному амфитеатру наверх, ближе к волшебному хрусталю, к парящим в море света ажурным пятиугольникам: расположимся под теми же осветительными приборами — где-нибудь повыше на подкове, удачно замкнувшем сцену парабо­лоиде. И не станем раздвигать полотнища гигантов-занавесов: «Кина не будет!» — как шутят завсегдатаи этой Залы. Нет и рампы, привычного атрибута сцены. Да, нужна ли тут и сама сцена? Современный театр не нуждается в такой условности; а разделение на актеров и зрителей считается относительным, как и весьма многое в подлунном мире.

1990-1991 гг.

Глава из автобиографического романа.
Продолжение публикации — НИЖЕ (ссылка через «Предыдущий пост»); некоторые записи «под замком» (доступ к записи: друзья).

шк

КОМПЬЮТЕРНЫЕ ДУШИ


Компьютерные души. [ Том I. Часть I ].


Раздел первый:

ВИРТУАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

Collapse )



СОСТОЯВШЕЕСЯ ОТКРЫТИЕ
НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ОТКРЫТИЯ

— Позвольте вас попросить расположиться в этих крес­лах, — сказал Манилов.
«Мертвые души». Том первый, глава вторая.

Научно-производственное совещание входило в привычную колею, а посему и подкова Актового уже была заполнена. Такой порядок заведен в Краснознаменном Институте с незапа­мятных времен, и никто как будто не собирался его переменять. Кто сидел поближе к сцене, то есть внизу под президиумом, с деланным видом помечали что-то в прихваченных блокнотах; подальше — не особо скрываясь, а то и демонстративно, раз­вернули газеты, отдавая сегодня предпочтение свежей инсти­тутской многотиражке; предусмотрительные сотрудницы как всегда захватили с собой вязание, молоденькие секретарши и лаборантки, разложив свой хитрый аксессуар, прихорашива­лись, пуская игривых зайчиков зеркальцем, или вовсе, уже стре­котали без умолку где-то на галерке, облокотившись на пюпитр, — привычная деловая атмосфера порождала ровное гудение, иногда аудитория чуть резонировала; как бывает, когда полчи­ще мух, невесть как попавших жарким июньским днем в комна­ту, носятся по пространству в поисках выхода, натыкаются на предметы, стукаются и жужжат у оконного стекла, и вся такая возня собирается вкупе, складываясь в характерный и обычно хорошо узнаваемый звук. И вот поверх струнных разливалась партия свирели.
Ab initio, позвольте мне напомнить, кому мы обязаны этим понятием — Алгоритм. Величие аль-Хорезми, как мысли­теля, по сравнению со всеми, кто также бился над задачей ав­томатизации умственных операций и вычислений, состоит всего в единственном смелом шаге… Впрочем, еще прежде, чем об этом говорить подробно, одно замечание сделать необходимо. Поскольку всё есть цифро­вые компьютеры, то и наш мозг — тоже. Наш мозг является цифровым компьютером; создается впечатление, что мы имеем дело с превосходным вычислительным устройством. Мы все, безусловно, просто конкретные экземпляры биологической реа­лизации некоторых весьма сложных алгоритмов, в принципе мало чем отличных от компьютерных. Это медицинский факт!

Collapse )

Глава из автобиографического романа.
Продолжение публикации — НИЖЕ (ссылка через «Предыдущий пост»); некоторые записи «под замком» (доступ к записи: друзья).

шк

КОМПЬЮТЕРНЫЕ ДУШИ

Компьютерные души. [ Том I. Часть I ].

          Манилов:На этой же хронологической шкале, тонкой засечкой, заметной лишь вооруженному глазу современного ученого, запечатлелся и поворотный пункт всей истории человечества — в момент запуска перво­го в мире вычислительного устройства, наделенного способно­стью хранить и перерабатывать программу: закодированный план предстоящей работы. Естественно, в глазах публики собы­тие это не выглядело столько эффектно, как взрыв ядерного уст­ройства. А тем более никто тогда это не воспринимал как чудо in saecula saeculorum — рождение первого агрегата, способного на reflexio.
Collapse )
Манилов развернулся всем корпусом; но, вместо того, чтобы оторвать наконец от кафедры руки, оратор прицелился прямо в потолок своим белым, словно накрахмаленным, подбородком, — таким заготовленным приемом любопытные глаза аудитории направлялись под свод к магнетической цепочке из литер на плафоне:

…+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+1+

Эти никелированные криптограммы, на плафоне оттиснутые по узким бордюрам, замыкались краями в концентрических вдавлинах потолка, — чем заметно сглаживали общую прорисовку те­ней в интерьере Залы. Collapse )

Глава из автобиографического романа.
Продолжение публикации — НИЖЕ (ссылка через «Предыдущий пост»); некоторые записи «под замком» (доступ к записи: друзья).


шк

КАТАРСИС (О наболевшем)

Очки - вместо буквы «Границы моего языка означают границы моего мира.»
— Людвиг Витгенштейн (1889-1951), австрийский философ и логик.

Очки - вместо буквы «Американский ученый — педагог Мортимер Адлер утверждает, что всех идей в мире 102 — при­ме­рно столько же, сколько хи­ми­чес­ких эле­ме­н­тов. В Чикаго был создан целый институт, что­бы найти хоть еще одну идею. Но пока это никому не удалось.»
— Дайджест «24 ЧАСА».

102 действительные идеи_1          
Collapse )